Искусство рельефной иконы возрождается в Удмуртии

Дмитрию Колесникову за тридцать. Он вполне успешно несколько лет возглавляет компанию, которая предоставляет услуги по  охране труда. Да, да, всё это: исполнение федерального законодательства, аттестация рабочих мест,  специальная оценка – его работа. Всем хороша. Только потрогать ее результат не представляется возможным.   Воочию  убедиться в том, что она приносит  радость людям.

А это, согласитесь, важно для человека – получать обратную связь, знать, что ты трудишься не зря и тратишь бесценное время своей жизни на то, что доставляет удовольствие тебе и приносит пользу другим.  Поэтому наш инженер в самом расцвете своей молодой  жизни немного затосковал.  С тоской современный человек справляется по-разному. Колесников  поразмыслил,  поехал в Москву и… закупил деревообрабатывающее оборудование.

В семейной мастерской Колесниковых пахнет деревом

Дело было под Новый год.  Оборудование  прибыло в Ижевск, и мы поставили его прямо в квартире (мастерскую я построил спустя два месяца), — рассказывает Дмитрий Колесников. —    Я изучил инструкцию к нему от и до, а запустить не смог. Целая неделя ушла  на то, чтобы только начать. Пришлось освежить английский язык и закопаться в интернете. А потом, когда первая программа была запущена и фреза начала работать, мы всей семьей, затаив дыхание, наблюдали, как на дереве рождается сложный рельеф. И миллиметр за миллиметром открывается картина… Нам показалось, что мы прикоснулись к чуду.

Но и дальше, прежде чем освоить технологию, я переломал массу… нет, не дров, а  фрез, — улыбается Дмитрий.  —  Если взять всю информацию об этом производстве  как 100 процентов, то сейчас, спустя почти год, я освоил только  20.  Постоянно обучаюсь. Всегда есть,  чему… Это оборудование, например,  может работать с акрилом, с пластиком, алюминием, медью. Мы пока работаем только с деревом.  Для производства  используем ценные породы:  дуб и бук. Они твердые —  позволяют делать четкий рельеф. Кроме того, они долговечны.  В Ижевске нет такого материала.  Я за ним езжу в Казань. Там же закупаю масло для обработки древесины.  Предполагал, что будет сложно. Знал, что буду экспериментировать. Был готов к трудностям. А  про грусть – тоску позабыл напрочь. Это всё очень интересно!  Семья в этот момент меня очень поддержала. 

— Один из первых опытов — развивающая игрушка по методике Монтессори для сына

В детстве отец, уходя на работу,  оставлял маленькому Диме задание на день – список дел, которые  необходимо сделать по дому – отпилить, прибить, исправить.  Как всякий мальчишка, выросший в своем доме, Дмитрий всегда умел  держать в руках инструмент.

— Можга — мой родной город. Он очень зеленый, там дышится хорошо. Хотя  уже больше 10 лет живу в Ижевске, я с радостью приезжаю в Можгу. Рядом деревня Ныша.  Бабушки – дедушки оттуда. Моя семья – верующие люди. В доме всегда был красный угол, стояли иконы,  звучала и теперь звучит молитва. Я верю, что Бог, Он —  во всём, поэтому перед тем, как начать резать иконы,  решил обратиться за благословением. Я крестил сына  в  Никольском храме в поселке Горка. Познакомился со священником.   Отец Георгий Харин поддержал меня и благословил на труды.

В своей мастерской Дмитрий проводит теперь все свободное время

Хорошее начало – полдела. Важно, под каким знаменем ты двигаешься вперед. Колесников задумался, как назвать свое производство. Думал долго. Придумал! Компания Лесник  —  «КоЛесник». С деревом же работаем! Лесник и компания сегодня – это вся семья Дмитрия: тесть, жена, сестра жены.

В семейном деле Колесниковых пригодился диплом Московского института имени В.Сурикова при Российской академии художеств свояченицы (сестры жены) Дмитрия. Она расписывает рельефные иконы вручную. Результат неизменно вызывает восторг у зрителей

Каждому нашлось дело, и  каждого в этой  творческой семье  вдохновляет конечный результат. Это именно тот труд, результат которого очевидно нужен людям.

Так Дмитрий  нашел себе дело по душе, смог увлечь им близких людей и теперь точно знает, что трудится не зря.

Настоятель храма Святителя и Чудотворца Николая протоиерей Георгий Харин, доцент, кандидат исторических наук:

— Традиция делать иконы  скульптурообразными, а лучше сказать, рельефными – довольно древняя.  Есть  примеры таких икон еще  из  апостольских времен. Например,  рельефное изображение Лиддской иконы Божьей Матери на столпе.  Оно относится  к первым векам христианства.

В Византии иконы резали из слоновой кости

В  Византии слоновая кость из Африки была материалом доступным.  Из неё делали крестики, иконы, собирали целые иконостасы. Эта традиция постепенно перешла на Русь. На Руси слоновой кости нет, поэтому для производства икон использовали дерево и так называемое медное литье. Медное  –  не совсем точная формулировка. На самом деле,  это в большей степени латунь. Каждый человек видел такие иконы – литые из меди. Во многих семьях сохранились медные кресты.

Медные иконы распространены у старообрядцев

Деревянная рельефная икона тоже имеет свои традиции. Самое известное воплощение, сохранившееся до наших дней, – это невьянская икона. Она  украшалась  берестой. Берестой по бересте.  Такие иконы  раскрашивают. Получается очень празднично. 

Иконы из бересты делают и в наши дни

             Очень часто в нашем регионе делались целые скульптурные изображения из дерева.  Пермская деревянная скульптура – так ее определяют специалисты. Замечательным памятником старины и церковного благочестия являются такие скульптурные иконы села Перевозного  в Удмуртии.

Живые иконы в Перевозном – святыня Удмуртии

     Так что традиция рельефной иконы  — очень древняя.  Мне  радостно, что Дмитрий Колесников  ее  восстанавливает.  Эти   иконы — не музейный экспонат.   Мы эти иконы с удовольствием принимаем, освящаем.  Они доступны для людей. Сделаны они очень хорошо,  красиво, по-христиански. Такая икона может стать семейной реликвией или согреть молитвой верующего в дороге.  

ноябрь, 2017

храм Святителя и Чудотворца Николая в гор.Ижевске

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *